Подписка на блог

Customize in /user/extras/subscribe-sheet.tmpl.php.

Sample text.

Twitter, Facebook, VK, Telegram, Google Plus, LinkedIn, Odnoklassniki, Pinterest, РСС JSON Feed

Sample text.

Пять типов франчайзи, с которыми невозможно работать

Франшизу часто покупают те люди, которым она не нужна. Я собрал пять типажей, с которыми сложно вести дело.

Несамостоятельные стартаперы

Валёк молод, смел и отважен. Он экономит на обедах и откладывает 80% денег, которые присылают ему родители. Валёк не понимает, что такое финмодель и ROI, но очень заряжен на то, чтобы научиться это понимать. У Валька нет ни опыта, ни навыков. У Валька был выбор — купить биткоинов или купить франшизу. Валёк покупает франшизу на последние деньги.

Валёк инициативен, исполнителен и целеустремлен. Он почти забрасывает учебу и вкладывает все силы во франшизу. Управляющая компания признает Валька лучшим франчайзи квартала.

Через полгода Валёк невыносим. Он задает слишком много вопросов, не может и шагу сделать без одобрения управляющей компании. Стоит только один раз отказать в решении проблемы, как уровень лояльности падает до нуля.

Валёк из исполнительного и послушного франчайзи превращается во врага, готового раскрыть всю внутреннюю кухню франчайзера при любом удобном случае.

Франчайзи с чужими деньгами

У Константина Григорьевича пять нефтяных вышек и жена Вика. У Вики — деньги Константина Григорьевича и много свободного времени. Ей скучно. В качестве игрушки Константин Григорьевич покупает ей франшизу. Вика, словно первоклассница с новой Барби, играет со франшизой и каждый день выкладывает в Инстаграм что-нибудь вроде «Девчооонки, сегодня мне показали нашу финмодель — а она такая некрасивая», «Аудит-аудит, где же ты — мой саудит» или «Девочки, сегодня у меня появился первый партнер, если вы понимаете, о чем я».

Абсолютно такая же фигня случается, если поменять Константина Григорьевича на условную Жанну Аркадьевну, а Вику — на фаворита Петеньку.

Такие люди расценивают франшизу как подарок, а не как бизнес. Они похожи на избалованных детей, которые просят на день рождения щеночка, но не готовы убирать за ним.

Нулевая денежная мотивация. Нулевая ответственность. Нулевая готовность исправлять ошибки. Все это пагубно сказывается на франчайзинговой сети: владелец фокусируется на больной точке, тратит ресурсы, чтобы держать ее на плаву, но в итоге все бестолку.

Ни в чем не виноватые

Сергей ни в чем не виноват. Клиентов в парикмахерской стало меньше? Это мода на длинные прически, да и зима скоро. Не открылась точка? Да где ж сейчас нормальных подрядчиков найти? Упала прибыль? Ну вы что, это же ретроградный Меркурий. Сергей ни в чем не виноват.

Чтобы вычислить невиновного, еще на собеседовании спросите его, с какими проблемами он сталкивался в бизнесе и как их решал. Такие люди не признают вину за ошибки и обвиняют в неудачах всех, кроме себя. Кроме того, у них есть еще один неприятный скилл: они пытаются спихнуть свою работу на других. Чаще всего другим оказывается владелец франшизы.

Уставшие

Володя Молчанов — крутой мужик за 40. Еще в 90-е он набрал первый капитал, на который смог открыть магазин факсов. Все было неплохо, но он разорился. Володя немного погрустил и открыл новый бизнес — мастерскую по ремонту пейджеров. Потом был телефонный справочник, фотоцентр и интернет-кафе. Короче, Володя — предприниматель-неудачник, и в какой-то момент он просто хочет закутаться в плед и пить какао, а не вот это все.

Такие перегоревшие бизнесмены часто приходят во франчайзинг, потому что видят в нем спасательный круг. С ними легко работать, они понимают франчайзера с полуслова, самостоятельны, разбираются в бизнесе.

Но как только пройдет этап обучения и появятся первые трудности, неудачник снова замкнется в себе — будет раз за разом совершать прежние ошибки, пока не угробит уже чужой проект.

Мажоры

Саня Перепёлкин — мажор. Пока остальные одноклассники ходили с радиотелефонами, у Сани была Nokia N90. На каникулах Саня не искал подработку, а тусовался с родителями в Монако. На день группы Саня предлагал купить ящик «Баллантайнса».

Когда Саня закончил эконом и не пошел в армию якобы из-за язвы, отец Сани покупает ему франшизу мастерских по ремонту ТНВД. После долгой отцовской речи «да я вот этими самыми руками первый миллион заработал» Саня понимает, что его лишают семейного бюджета.

Работать с такими франчайзи сложно — партнерство похоже на бомбу замедленного действия. У мажоров есть мотивация, но они абсолютно не самостоятельны и зависят не только от родительских денег, но и от их мнения. Более того, за время богатой жизни у мажоров сдвигается парадигма, поэтому они абсолютно не умеют сокращать издержки.

***

И Валёк, и Петенька, и Саня — ни в коем случае не конкретные люди, а образы, собравшие в себя самые стремные качества. Среди моих франчайзи таких людей нет — чаще всего происходит ровно наоборот: мажоры успешно умножают отцовские деньги без чужой помощи, жены бизнесменов после парикмахерской начинают открывать салоны красоты, а единоличники-Серёги учатся работать в команде и признавать свои ошибки.

От описанных типажей выше таких успешных партнеров отличает должное отношение к франшизе как к полноценному бизнесу. Такое отношение вынуждает людей быть самостоятельными и ответственными.

Ежели человек относится к франшизе как к какому-нибудь реалити-шоу или игре, то толку не будет. Сам франчайзи не получит ни опыта, ни денег, а владелец франшизы станет очень дорогой нянькой.

А с кем вам работать не комфортно?

Впервые опубликовано на vc.ru 10.12.2018

Подписаться на блог
Поделиться
Отправить
Запинить
Популярное